20

мая

2024 года

понедельник

Информационно-аналитическая газета Ханкайского муниципального района "Приморские зори"

Адрес редакции: 692684,
с. Камень-Рыболов, ул. Кирова, 2а

Телефоны:
Главный редактор - 8 (42349) 99-5-48
Корреспонденты - 97-7-05, 97-9-22
Бухгалтерия - 97-2-47
Полиграфия, касса - 97-7-93 (факс)

E-mail: primzori@mail.ru

20 последних отзывов

Строка поискового запроса
должна содержать
не менее 4 символов

Камень-Рыболов

ОШИБКИ НА САЙТЕ: Уважаемые посетители, если вы заметили ошибки в работе сайта, то обязательно сообщите нам. Мы постараемся как можно быстрее устранить все ошибки, чтобы вы могли без проблем пользоваться нашим сайтом. СООБЩИТЬ.




Трудовое прошлое Ханкайского района

Опубликовано в № 11 за 29 февраля 2024 года

Ловись, рыбка, большая и маленькая. История рыбозавода «Ханкайский»

В озере Ханка обитают более 70 видов рыб, из них 20 являются промысловыми.В советское время рыболовство в Ханкайском районе было организовано в промышленных масштабах. Работники местного рыбозавода поставляли в города и сёла Приморья свежий улов – сазана, краснопёра, змееголова, сома, верхогляда. А чтобы дары Ханки не оскудели, рыбаки выращивали и выпускали в озеро рыбную молодь.

С тридцатых годов рыбным промыслом в районе занимались колхозы «Красный якорь» (с. Троицкое), «Красный рыбак» (с. Астраханка), артель «Червона Украина» (в районе сопки Лузанова). Все они держали рыболовецкие бригады и впоследствии сдавали свою продукцию на рыбозавод.
Рыбозавод «Ханка» был образован на территории Ханкайского района в мае 1939 года, подчинялся он приморскому «Рыбтресту». В состав завода входили: бригада рыбаков в Новокачалинске, бригады рыбаков закидного невода в Новониколаевке и Троицком,рыбоприёмный, перерабатывающий и засольный цеха. На протяжении всех лет основная деятельность завода заключалась в добыче, переработке и реализации рыбы, изготовлении консервов, пресервов, рыбного фарша.
После войны производство постепенно набирало темпы. В 1946 году было выловлено 2018 т рыбы, в 1947 году – 4000 т. Появились новые орудия труда, приёмы ловли – ночной лов, тралы, сачки. В 1948 году было решено построить рыбокомбинат «Ханка». Срок запуска комбината был определён на 1 июля 1949 года.
В конце января 1955 года приморский «Рыбтрест» был ликвидирован, и рыбозавод передали в подчинение Владивостокскому Горрыбокомбинату. А в сентябре 1956 года консервный завод рыбозавода влился в систему Приморского краевого управления продтоваров Министерства продовольственных товаров РСФСР.
К 1957 году рыбозавод имел коптильный цех (коптили, в основном, мелкую рыбу) и пекарню, где выпекали хлеб для своих рабочих.
В январе 1968 года был введён в эксплуатацию рыбхоз «Ханкайский», входящий в состав Владивостокского рыбокомбината. Он стал первенцем новой отрасли хозяйства Дальнего Востока – промышленного прудового рыбоводства. Рыборазводное хозяйство находилось неподалёку от озера Ханка, в долине реки Мо. Его «плантации», состоящие из разветвлённой сети нерестовых, выростных и нагульных прудов, раскинулись на площади почти в 500 гек- таров. Мощность хозяйства составляла более 4 тыс. центнеров рыбы в год. Это намного больше, чем добывалось в Ханке.
В статье газеты «Приморские зори» «У берега Ханки» за 1970 год сказано, что «Прудовое хозяйство существует второй год, но, несмотря на свою молодость, уже в этом сезоне даст столько деликатесной рыбы, сколько добывают её половину рыбаки озера Ханка. В нагульных прудах, кроме новосёлов – золотистого карпа, который завезли из Краснодарского края, находятся мальки сазана. Благодаря этому, в будущем будет выведен новый вид породы – карпосазан».
В девяностые годы квоты на вылов рыбы были сокращены до тридцати тонн. В целях сохранения предприятия администрацией завода было принято решение расширить ассортимент за счёт увеличения объёмов соления и копчения рыбы, переработки овощей. Финансовое положение предприятия ухудшилось. С 1994 года на заводе начались преобразования и реорганизации, приведшие в конце концов к закрытию предприятия в 2000-х годах.
Первым директором рыбозавода «Ханка» был Михаил Данилович Приходько. Со слов бывших работников, это был человек доброй души и чистого сердца, знающий своё дело. Огромная заслуга в развитии рыболовства в Ханкайском районе принадлежит также Петру Павловичу Сидоренко, Федосею Власовичу Зуеву, Юрию Михайловичу Голованову.
В рыбной отрасли было много передовиков производства. Среди них – ветеран предприятия Фёдор Давыдович Ерошенко, возглавлявших звено рыбаков. В 1971 году его звено выловило 359 центнеров различной рыбы, перевыполнив план почти в полтора раза. Он был признан победителем в социалистическом соревновании, его имя было занесено на районную доску почёта. Ещё один ветеран предприятия – Анатолий Фёдорович Шульга.В 1980 году он выполнил план вылова рыбы на 198 процентов. На слёте передовиков социалистического соревнования он был удостоен звания «Лучший рыбак района 1980 года».
У основания рыболовецкой бригады на Лузановой сопке был Фёдор Маркович Шульга. Его сын, моторист Василий,был одним из самых опытных работников предприятия. А всего на счету этой семейной династии – 136 лет труда в рыболовной отрасли.
Лучшими рыбаками района в разные годы были признаны В.К.Усик, А.В. Усик, Н.П. Гордиенко, В.П. Тишковец, С.А. Тасун, В.М. Рыжук, А.П. Никифоров и другие.
В газете «Красное знамя» от 17 сентября 1960 года была опубликована статья «На Ханке» о ханкайских рыбаках:
«На дорке – небольшом моторном боте – мы отправились из Астраханки к ханкайским рыбакам. Встречный ветер, сначала тихий и ровный, постепенно усиливался...Наше утлое судёнышко, то ныряя меж волн, то круто ложась на борт, медленно продвигалось вперёд. А мы спешили к рыбакам, которые вот-вот должны были выйти на просмотр сетей..
Когда дорка подошла к сопке Лузановой, у подножия которой обосновалась бригада Алексея Кикты, ловцы уже осмотрели сети...Рыбаки, ни минуты не мешкая, начали перегружать рыбу.В воздухе мелькали сазан, толстолоб, щука, краснопёрка и многие другие рыбы. Приходилось только удивляться их разнообразию и обилию.Но, оказывается, это был не самый удачный улов.
...Вечером в домике Григория Степановича Стреблянского, где мы остановились, собралась чуть ли не вся бригада. Ловцы рассказывали об огромных рыбинах, об их повадках, вспоминали весёлые и печальные случаи из своей рыбацкой жизни.
– Попали мы этой весной в переделку, – добродушно улыбаясь, рассказывает Михаил Дмитриевич Цыганков.
А дело было так. Цыганков вместе с Володей Тюриком, молодым смуглолицым парнем, остался дежурить в маленьком щитовом домике, который рыбаки соорудили на берегу недалеко от сетей. Днём неожиданно наступила оттепель. Лёд на Ханке сдал. Продвигаться по нему было нельзя. Остались рыбаки как бы на необитаемом островке. Кончился небольшой запас продуктов. Выручили ружья, прихваченные на всякий случай. Стреляли уток, варили их и ели без соли и хлеба. Шесть дней питались утиным мясом. Но вот израсходован последний патрон. Приходилось надеяться только на случайность. И она пришла с крепким морозом. Воспользовавшись этим, «робинзоны» перебрались на базу.
...Весной, когда рыба идёт в реки на нерест, ловить её нельзя. И это правильно. Но в заказниках не разрешается промысел круглый год. Таким заказником, в частности, является озеро Лебехе, находящееся в месте впадения реки Лефу в Ханку. Это озеро сейчас переполнено рыбой, среди которой преобладает хищная – сом, щука, толстолоб. Когда малёк скатывается из реки в Ханку, на него набрасываются хищники и пожирают десятки, сотни тысяч молоди. По единодушному мнению рыбаков, в это время в Лебехе надо непременно производить отлов хищной рыбы сетями.
...С возмущением говорили рыбаки о браконьерах, истребляющих рыбу в реках Лефа, Мо, Синтуха и других. Население прилегающих сёл устраивает на перекатах запруды, вылавливая всю крупную рыбу, а нередко и молодь.
...И, наконец, хочется сказать о неустроенности ханкайских рыбаков. Они месяцами живут вдали от семей. Но как? Общежитие на Лузановой не оборудовано, протекает крыша, в помещении сыро, холодно, нет радио».
Прямая речь
Александр Петрович Гревцов, с Астраханка:
– В 1978 году я приехал в Ханкайский район из Владивостока. Хотел сначала устроиться в рыбинспекцию,но не получилось. Подошёл к директору рыбозавода Тамаре Ивановне Ролич: «Ну возьмите меня хоть рыбаком!».И так, с 1978 по 2006 годы, я на рыбозаводе и проработал.
К Ханке сначала относился с иронией. Я же к тому времени уже успел походить по морям, и бури видел не раз. Поэтому считал себя опытным моряком. Думал – да что такое это озеро? Пустяки, да и только. А как однажды попал здесь в шторм, так мало не показалось. Море, по сравнению с Ханкой, – это цветочки.
Возле рыбозавода есть памятник рыбакам, погибшим на Ханке в разные годы. За каждой фамилией стоит трагическая история. Саша Усик, например, пошёл проверять сети, нахлынула волна, и он вывалился из лодки. А четверо рыбаков попали в шторм на маленькой лодочке и перевернулись. Ханка ошибок не прощает...
Нас, рыбаков, всегда ругали, если мы проверяли сети поодиночке. Даже если находились в пределах видимости. Оно и понятно – работа опасная. Как-то я проверял сети в районе третьего Ерика, по запарке завёл на скорости мотор. Катер дёрнулся, и я упал в воду. Намокшая одежда мгновенно потянула ко дну… Хорошо, что я взял с собой на рыбалку сына, он меня и вытащил.
Работать мы начинали ранней весной – лёд только отошёл от берега, а мы уже приводим в порядок лодки и ставим мелкие сети. С 20 апреля по 20 июля, во время нереста рыбы, на участке от Астраханки до Сунгача нельзя было ловить рыбу крупными сетями. 4 ноября, когда сезон на озере заканчивался, мы вытаскивали баркасы на берег. С этого времени начиналась пора командировок. Ездили на реки Тернейского или Хасанского районов на добычу корюшки, краснопёрки, сельди. Когда я только устроился на рыбозавод, меня отправили в Терней на добычу красной рыбы. Конечно, зимняя рыбалка велась и на Ханке, но в меньших объёмах.
Трудились рыбаки звеньями. В каждом звене – по три человека. Сети были установлены на разных участках озера. Поэтому, чтобы каждый раз не наматывать на лодках внушительный километраж, мы ночевали в вагончиках, раскиданных по всему побережью. Деревянные рыбацкие бараки стояли и на сопке Лузанова. Во всех этих строениях были печки-буржуйки, чтобы в холодное время года там можно было обсушить одежду, обогреть озябшие руки.
Каждому звену в конторе выдавался план по вылову рыбы. Мы старались его перевыполнить, ведь в таком случае полагались премиальные. Фиксированных зарплат у нас не было. На «безрыбье» нередко сидели без денег, а при хорошем улове были и хорошие зарплаты.
Работали не только на побережье. Нам выдавали пропуска, чтобы не было проблем с пограничниками. Но на китайскую сторону мы не заходили, чего не скажешь про китайцев. Не раз мы видели, как они браконьерничали в наших водах, опустошали наши сети. И мы, в свою очередь, снимали их сети. Нечего на чужой территории хозяйничать!
Работал я на рыбозаводе практически до самого конца. 28 лет жизни отдал рыбалке, Ханке. Видел, как завод строился и развивался. А сломали его за несколько дней! Ломать – не строить.
Сергей Иванович Колыпайло, с. Астраханка:
– Что можно сказать о нашем рыбозаводе. Там работали мои родственники, и я сам будучи школьником проводил на комбинате очень много времени. На летних каникулах подрабатывал матросом на катерах или же помогал по хозяйству – мастерил ящики для хранения рыбы. Помню, как отчим, Василий Фёдорович Шульга, взял меня с собой на рыболовный промысел горбуши в Новокачалинск. Понятно, что для подростка это были незабываемые впечатления! Про меня, как про самого молодого рыбака, даже в газете «Красное знамя» была заметка.
Рыболовный промысел вёлся по всей территории Ханки. Водоём был разбит на участки, где, постоянно перемещаясь с места на место, работали бригады. Самые рыбные места находились на 2-м и 3-м Ериках, в устье реки Мо(Мельгуновка), в районе сопок Лузанова и «Белая глина», Троицкого, Новокачалинска, Платоно-Александровского.
Улов возили на катерах, которые мы именовали «кавасаки» по аналогии с японским названием промыслово-рыболовецких лодок. Основными видами промысловых рыб были сазан, щука, карась, сом, змееголов и другие. Изредка в сети попадался лещ. Окунь ауха также иногда встречался, но этот вид тогда был краснокнижным и не относился к промысловым.
Летом вся рыба хранилась в специальном крытом здании – леднике. Зимой на Ханке рыбаки заготавливали лёд, нарезали его прямоугольными плитами и отвозили в ледник.Там даже в жару улов не портился.

Подготовила Юлия КОХАНОВА

Комментариев - 0
Просмотров - 209

Включена модерация

Добавление комментария:

 Добавляя комментарий, вы принимаете правила сайта

 Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев пользователей

Введите цифры с картинки:

antibot

Яндекс.Метрика       Top.Mail.Ru