25

апреля

2024 года

четверг

Информационно-аналитическая газета Ханкайского муниципального района "Приморские зори"

Адрес редакции: 692684,
с. Камень-Рыболов, ул. Кирова, 2а

Телефоны:
Главный редактор - 8 (42349) 99-5-48
Корреспонденты - 97-7-05, 97-9-22
Бухгалтерия - 97-2-47
Полиграфия, касса - 97-7-93 (факс)

E-mail: primzori@mail.ru

20 последних отзывов

Строка поискового запроса
должна содержать
не менее 4 символов

Камень-Рыболов

ОШИБКИ НА САЙТЕ: Уважаемые посетители, если вы заметили ошибки в работе сайта, то обязательно сообщите нам. Мы постараемся как можно быстрее устранить все ошибки, чтобы вы могли без проблем пользоваться нашим сайтом. СООБЩИТЬ.




К 70-летию Великой Победы

Опубликовано в № 37 за 4 апреля 2015 года

Память о трудном времени

Двадцать один год было Клавдии Горазий, ныне жительнице села Новокачалинск, когда накрыла нашу страну грозной тучей Великая Отечественная война. Девушке пришлось тогда хлебнуть лиха. Вынести огромный груз ответственности ей помогла только её стальная воля.


«… А МАМУ ПОРУБАЛИ ШАШКОЙ»

Труженица тыла, ветеран труда Клавдия Лукинична Горазий: «Обиды на свою судьбу не держу – в то время всем тяжело было»Несмотря на отдалённость событий той поры, эхом отзываются они в её воспоминаниях. Ни на минуту не покидает Клавдию Лукиничну память о трудном времени. По словам труженицы тыла, всю её жизнь можно поделить на две части: чёрную и белую. В чёрную, тяжёлую вошли её детство и юность. Родилась в далеком 1920-м году в станице Ясенская Краснодарского края, в большой семье. 1921-й год был очень голодным. Мать Клавдии в один из дней отправилась со своей соседкой в город Ейск, чтобы обменять соль на хлеб. Когда возвращались домой, на них напала банда черкесов. Вырученный хлеб, зерно и лошадей бандиты забрали, а женщин порубали шашками и бросили в придорожную канаву. Отец нашёл свою жену уже похороненной. Дома сиротами остались пятеро детей: три сестры и два брата.

Клавдии исполнилось десять лет, когда отец перевёз детей в соседний совхоз, где устроился работать заведующим столовой.

– В один из дней я бежала к отцу, – улыбается своим воспоминаниям Клавдия Лукинична. – Решила сократить путь и помчалась через совхозный сад. На одной из дорожек нашла портфель управляющего совхозом. Схватила – и тикать домой.

Дома девочка открыла портфель – там были деньги, зарплата за месяц. Вернувшийся с работы отец отнёс дочкину находку управляющему. Тот обрадовался, а как узнал, что портфель нашла маленькая девочка, повёл её в магазин. Управляющий предложил Клавдии выбрать себе подарки. Выбор пал на кулёк с конфетами-подушечками и отрез ситчика в красный цветочек, из которого потом сшили платье.

В конце 1931 года по всей стране начался голод, не обошёл он стороной и Краснодарский край. Однажды отец купил корову для совхозной столовой. Корова оказалась стельной, в тот же день отца забрали энкавэдэшники. Без всякого разбирательства посадили в тюрьму.

– Через пять месяцев его выпустили. Шестьдесят километров он, опухший от голода, шёл к нам пешком, – вытирает слёзы уголками платка Клавдия Лукинична. – Женщины, работавшие в столовой, накормили его. Да не надо было, случился у папы от жирной пищи завороток кишок. Так и сгинул, схоронили мы его и остались совсем одни…

Трудно переживали дети то голодное время. Чтобы не умереть от голода, меняли одежду на рыбу. Жарили в печке подошву от сапог. А потом, пока была горячая, грызли. В марте 1932-го Клавдию как самую младшую отдали в детский дом. По её воспоминаниям, голодно там было, директор с поварихой «растягивали продукты по себе».

– Тех, кто был покрепче, отправляли на чистку кукурузы в колхозный амбар. Мы прятали початки, приносили в детдом, жарили втихаря и кормили жареной кукурузой голодных ребят, – картины того тяжелого времени до сих пор стоят перед глазами убеленной сединами женщины. – За этим занятием нас и застукали директор детдома и повариха. Нас выпороли, заперли и три дня не давали есть.

Вечером третьего дня заключения в тёмной подсобке Клавдия решилась на побег. Вместе с ней убежали и другие ребята. Приютил беглецов друг отца, бригадир совхозной бригады. Теперь бывшие детдомовцы были сыты и одеты. На бескрайних полях они занимались прополкой овощей, зерновых и кукурузы. Если выполняли норму, каждый получал килограммовую кукурузную лепёшку. Клавдия ела понемногу, недоеденные куски складывала в сундук. Всё мечтала, как отнесёт их в станицу братьям и сёстрам.

В восемнадцать лет Клавдия вышла замуж за работящего парня. Она хотела счастливой семейной жизни, но судьба через репродуктор продиктовала совсем другие условия. Как гром среди ясного неба, на всех жителей станицы обрушилось известие о начале Великой Отечественной войны. Криком и плачем тогда были наполнены дома и улицы: голосили бабы, понимая, что вот-вот семьи получат повестки, призывающие на фронт их сыновей и мужей…


ТРУДОМ СПАСАЛИСЬ ОТ ГОЛОДА

Очень быстро в станице Ясенской совсем не осталось мужчин. Об отдыхе пришлось забыть. Женщины выбрали Клавдию бригадиром полеводческой бригады. А она уже себе в помощники взяла мальчишку-семиклассника, который стал учётчиком. Работали на полях от темна и до темна. Не в счёт были ни голод, ни холод, ни жара. Дорогая сердцу Клавдии Лукиничны фотография 60-х годов – вместе с мужем Иваном АлексеевичемА по вечерам за бригадой приезжала машина, и женщин везли в Ейск на военный аэродром, где до поздней ночи они рыли окопы в рост человека. Всё время хотелось очень сильно есть и спать.

Когда пришло время убирать поспевшие хлеба, стало совсем плохо, некому было выйти в поле на комбайне или тракторе. Со слезами бросилась Клавдия в соседнюю станицу к восьмидесятилетнему старику за помощью. На коленях просила помочь комбайны наладить да научить с ними управляться. Старик согласился, так в тот год и убрали урожай – весь, до последнего зёрнышка.

Кровавым покрывалом оккупации и тяжёлого труда накрыло всю территорию Краснодарского края.

– Власовцы, предатели Родины, действовали на стороне фашистской Германии. Они к нам в станицу пришли в 1942 году, – при этих словах мою собеседницу передёргивает от всплывающих в памяти воспоминаний. – Сразу же установили тот самый «новый» порядок, который уже хорошо на своих спинах почувствовали жители ранее оккупированных гитлеровцами территорий. Они, бездушные и злые, не щадили никого, забирали последнее. Грабили и тащили всё, что попадалось на глаза: вещи, домашний скарб, поросят, кур… Немцы были куда более человечными, чем эти власовцы.

Потом фашисты стали отступать, разоряя сёла. В колхозном сарае станицы Ясенской было собрано зерно для сева.

– Пришли они в нашу станицу – и сразу к сараю, – рассказывает труженица тыла. – Да не стали сразу жечь, разрешили нам сначала вынести всё зерно из сарая. Свекровь тогда нянчила моего первенца Коленьку, меня не пускала, боялась, что загонят и спалят в проклятом сарае. Но я пошла, не могла иначе. Так мы сообща всё зерно и вынесли…

Клавдия Лукинична на минуту замолкает, трудно даются ей воспоминания через столько-то лет! Она помнит, как, живя в тылу в оккупации, она вместе с другими женщинами воевала с горем, отчаяньем и страхом. Только своим трудом женщины и дети тогда спасались от голода, который лютовал повсюду.


«ПОБЕДА!!! МЫ И ПЛАКАЛИ, И СМЕЯЛИСЬ»

Известие о победе Клавдия Горазий вместе с другими женщинами встретила в поле.

– Этот миг навечно врезался в мою память. Работали, как обычно. День только перевалился за полдень, когда мы увидели бегущего по полю мальчишку. Распахнутая рубашонка развевалась на ветру, он размахивал руками и кричал: «Мамка, победа!» – в глазах растрогавшейся женщины блестят слёзы. – Немного отдышавшись, он рассказал, что по радио у сельсовета объявили об окончании войны. Общему ликованию не было предела, мы и плакали, и смеялись…

А уже через два часа все вернулись к работе. На следующий день после известия о победе все снова пошли на работу. И ещё долгое время трудились так же много, как и в военные годы, но уже с другим ощущением – тяжёлое время войны завершилось.

Муж Клавдии Лукиничны – Иван Алексеевич – участник войны. Призвали его в 1941 году, в самом начале войны. Путь от Ейска до Берлина он проехал на своей полуторке. Под Москвой с ним был случай, о котором не преминула рассказать Клавдия Лукинична:

– Шли бои за Москву, наши теснили немцев, боролись за каждый метр земли русской. – Вёз мой муж в один из дней комиссара в Москву. В дороге машина сломалась. Пересели в стоявшую у дороги немецкую машину и поехали дальше. Трудно было прорываться через посты. Не сразу часовые понимали, что перед ними свои, русские. Кое-как добрались до столицы. Высадил Ваня командира, а сам в обратный путь отправился. Как выехал из леска, заметил за собой хвост – отступающие немцы пристроились за «своей» машиной, наверное, думали, что раз уверенно едет, значит, дорогу знает. А Ваня и знал. Окольными путями привёл он немцев прямо в свою родную часть…


РЕЦЕПТ ЖИТЕЙСКОГО ДОЛГОЛЕТИЯ

После войны жизнь постепенно наладилась. Вырастили они с мужем троих детей. В 80-м его не стало, но он постоянно живёт в её душе. Клавдия Лукинична вспоминает его и мысленно говорит с ним. После смерти мужа переехала в город Тихвин, к дочери. А 23 года назад приехала в Новокачалинск, помочь другой своей дочери справиться с житейскими трудностями. Да так и осталась здесь навсегда. Одна практически не остаётся, всегда помогают дети, шесть внуков и восемь правнуков. Конечно, в столь преклонном возрасте говорить о крепком здоровье не приходится. Но Клавдия Лукинична никогда не жалуется на боль. Надо отдать должное её родным, которые строго следят за состоянием здоровья бабушки. Часто проходит курсы лечения в больнице. А в домашней обстановке курсы другие – хорошее питание и внимание, вот повседневный рецепт долголетия.

3 апреля Клавдии Лукиничне исполнилось девяносто пять лет. Накануне она получила поздравительные телеграммы от президента Российской Федерации Владимира Путина и губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, которые пожелали ей крепкого здоровья и бодрости ещё на многие годы.

Со мной Клавдия Лукинична поделилась, что её любимый фильм – «Тихий Дон», а песни – «Ах, судьба, моя судьба» и «Цвите терен». Когда-то и сама очень хорошо пела, была запевалой и на вечерних посиделках, и на работах в поле.

Когда я попросила сделать фотографию, она улыбнулась: «Фото для газеты – это можно». Очень была благодарна, что к ней приехали, послушали рассказ о её жизни. Как вдова участника войны, получила сертификат на покупку благоустроенного жилья. Теперь она – владелица квартиры в Воздвиженке. Вот только переезжать не спешит. Говорит, рядом с печкой теплее, да и земля-матушка лечит, силы придаёт.

Несмотря на пережитые испытания, в её глазах наряду с мудростью отражаются бескрайняя доброта и стремление прийти на помощь всем, кто в ней нуждается. «Обиды на свою судьбу не держу, время такое было, не мне одной трудно приходилось», – говорит эта хрупкая, но сильная духом женщина. А я смотрю на неё и понимаю: того, что ей пришлось пережить, хватит на целую книгу, а в общей Победе есть частица труда и Клавдии Лукиничны Горазий.

Ольга ИЩЕНКО

Комментариев - 0
Просмотров - 1831

Включена модерация

Добавление комментария:

 Добавляя комментарий, вы принимаете правила сайта

 Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев пользователей

Введите цифры с картинки:

antibot

Яндекс.Метрика       Top.Mail.Ru