24

мая

2019 года

пятница

Информационно-аналитическая газета Ханкайского муниципального района "Приморские зори"

Адрес редакции: 692684,
с. Камень-Рыболов, ул. Кирова, 2а

Телефоны:
Главный редактор - 8 (42349) 99-5-48
Корреспонденты - 97-7-05, 97-9-22
Бухгалтерия - 97-2-47
Полиграфия, касса - 97-7-93 (факс)

E-mail: primzori@mail.ru

20 последних отзывов

Строка поискового запроса
должна содержать
не менее 4 символов

Камень-Рыболов

ОШИБКИ НА САЙТЕ: Уважаемые посетители, если вы заметили ошибки в работе сайта, то обязательно сообщите нам. Мы постараемся как можно быстрее устранить все ошибки, чтобы вы могли без проблем пользоваться нашим сайтом. СООБЩИТЬ.




Опубликовано в № 19 за 15 марта 2019 года

«Чуда не случилось, была страшная правда»

В музее погранотряда с. Камень-Рыболов хранится копия письма, адресованного матери младшего сержанта Владимира Малыхина Вере Александровне девушкой по имени Люся. Её фотокарточка была найдена в гимнастёрке погибшего Володи, на оборотной стороне подпись: «Дарю не для сравнения с другою, и не для общей критики друзей, не для того, чтобы над ней смеялись, а только лишь для памяти твоей». Письмо датировано 3 июля 1970 года (приводится в сокращении).


«Дорогая Вера Александровна!

Вот уже второй год я пишу Вам письма, пишу и рву. Вы мать очень дорогого мне человека. Мы с Вами незнакомы, вернее, вы не знаете меня, а я знаю Вас. Знаю, потому что любила, да и сейчас люблю Вашего сына. Нет, не думайте, Володя, конечно, относился ко мне по-дружески, был очень хорошим другом.

Познакомились мы на заводе. Это было в 1968 году, где-то в конце февраля. Я тогда работала маляром, и однажды нашу бригаду отправили в 4-й цех, Володин цех. Раньше я его часто видела, мы просто улыбались друг другу и перешучивались, тогда я много смеялась. В этом цехе мы были около месяца, так и познакомились. Частенько Володя помогал мне передвигать тяжёлые козлы или перетаскивать вёдра с краской, а если выдавались свободные минуты – мы с ним спорили. Он был странный спорщик.

Вскоре у меня произошла большая неприятность на работе. Заноза я была добрая, и где можно было повозмущаться – не молчала. Нарвалась на одну руководящую даму, раскритиковала её на весь завод, и началось... Меня до того затаскали по цехкомам, завкомам и парткомам, что я решила покончить со всем и броситься под поезд. Совершенно случайно Володя увидел это и буквально столкнул меня с насыпи перед самым «носом» электрички. Я ему всё рассказала, а он поругал меня и бросил: «Смалодушничала, а ведь это легче всего – умереть! Живи и докажи, что права!». Я доказала, но с завода мне пришлось уйти перед самым уходом Володи в армию, в конце апреля.

Получилось так, что перед моим уходом мы не видели друг друга больше недели, и он ничего не знал. В день, когда поезд должен был увезти его на границу, я опоздала и прибежала на вокзал перед самым отходом поезда. Пока искала глазами Володю, поезд тронулся, и я его так и не увидела. Тогда я решила написать ему письмо уже в армию. Мне повезло, вместе с Володей пошёл служить знакомый парень, адрес я узнала, но… не написала. Стыдно было писать первой, да и девчонки тогда сказали мне, что он с другой девочкой дружил.

Ждала, что он приедет на побывку, а дождалась страшного известия. Я ни с кем не говорила тогда, молчала и не верила, упрямо не верила в это. А потом услышала, что в «Известиях» за 22-е число была заметка, что Володю спас водитель бронетранспортёра. Я подумала, что случилось чудо, о котором я ночами молила Бога. Но чуда не случилось, была страшная правда...

Я тогда много передумала, пыталась узнать о его жизни как можно больше, ведь мы были так мало знакомы. Написала несколько писем в его часть в Комиссарово – не ответили. Видно, не до меня было, а может, письма не дошли. Я ничего не знала, потому что боялась расспрашивать об этом. Я не хотела, чтобы люди догадались о том, что со мной творилось. Ведь Вовка – герой, а я глупая, обыкновенная девчонка, которую и полюбить было не за что.

По ночам я приходила к Вашему дому и стояла у ворот, шарахалась в сторону от любого шороха. Это продолжалось долго. Потом я стала ходить за хлебом в Ваш магазин, хотя до «девятки» было куда ближе, да и хлеба дома хватало. Украдкой смотрела на Вас – мать Володи. Стала молчаливой, перестала смеяться. Вовкины слова сбылись, он часто подшучивал надо мной: «Вот замуж выйдешь, перестанешь смеяться и язык показывать». Я перестала смеяться, только не потому, что вышла замуж.

На заводе мне было невыносимо тяжело. Куда бы ни шла, всё напоминало о нём – там в обед в волейбол играли, там просто стояли и шутили, там спорили. Потом пришёл из армии Коля (примеч. ред. – брат Володи). Моё рабочее место было наверху, через стекло я видела, как он переходил от станка к станку, работал. Искала в нём сходство с Володей и не находила, только взгляд похож.

Однажды не выдержала, подошла и спросила: «Не скажете, где мне найти Малыхина Николая?». Он ответил, что Малыхин стоит передо мной. Нужно было что-то говорить, и я попросила адрес Володиной части, который знала наизусть. Коля мне дал адрес, по которому я уже не раз писала и не получала ответа. Я ушла в свой кабинет и разревелась. Мне было больно и стыдно за свою глупую выходку.

А в марте этого года я уехала из Иркутска. Думала, что любимая работа и частые командировки помогут мне забыться, и боль притупится. Сначала я действительно забылась, успокоилась, но ненадолго. Наступил май, и снова проклятая память ожила. Я поехала в Читу в музей боевой славы, чтобы увидеть Володю хотя бы на фотографии, узнать, чем он жил.

Теперь меня постоянно тянет туда, ведь там Вовка, мой Вовка, хотя я не имею права называть его своим. Там минута его жизни на фотографии. Простите меня, Вера Александровна, за это письмо, за всё. Я не имела права писать это Вам, но я не могла иначе, простите. Люська».

Комментариев - 0
Просмотров - 167

Включена модерация

Добавление комментария:

 Добавляя комментарий, вы принимаете правила сайта

 Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев пользователей

Введите цифры с картинки:

antibot

Яндекс.Метрика
      Рейтинг@Mail.ru