12

декабря

2018 года

среда

Информационно-аналитическая газета Ханкайского муниципального района "Приморские зори"

Адрес редакции: 692684,
с. Камень-Рыболов, ул. Кирова, 2а

Телефоны:
Главный редактор - 8 (42349) 99-5-48
Корреспонденты - 97-7-05, 97-9-22
Бухгалтерия - 97-2-47
Полиграфия, касса - 97-7-93 (факс)

E-mail: primzori@mail.ru

20 последних отзывов

Строка поискового запроса
должна содержать
не менее 4 символов

Камень-Рыболов

ОШИБКИ НА САЙТЕ: Уважаемые посетители, если вы заметили ошибки в работе сайта, то обязательно сообщите нам. Мы постараемся как можно быстрее устранить все ошибки, чтобы вы могли без проблем пользоваться нашим сайтом. СООБЩИТЬ.




Люди дела

Опубликовано в № 51 за 7 июля 2018 года

Сергей Кузьменко: Фраза «Нам здесь жить!» становится всё более очевидной для приморцев

Приморье в последние годы столкнулось со многими вызовами в бюджетно-политической сфере: кризисом в строительной сфере (чего только стоят два недостроенных отеля Хаятт), дорожном строительстве, наводнениями, пожарами и прочими. Неудивительно, что их сопровождают кадровые решения на всех уровнях краевой власти. О том, как эти проблемы сказываются на муниципалитетах, мы побеседовали с заместителем председателя Законодательного собрания Приморского края, депутатом по одномандатному округу №7 Сергеем КУЗЬМЕНКО.


– Сергей Алексеевич, одна из основных обязанностей каждого депутата – вести приёмы граждан. Изменился ли характер вопросов, с которыми к вам обращаются избиратели на приёмах?

– Не особо. Людей по-прежнему волнуют, если ранжировать, жилищно-коммунальные вопросы: вода, состояние жилого фонда. Затем идут здравоохранение и дороги.

Но растет и число тех, кого беспокоят вопросы экологии, к примеру, лесные пожары. У нас «степные» районы, весенние и осенние палы – большая проблема. Люди проявляют озабоченность, как власть решает и реагирует на эти ситуации.

Приходит осознание, что мы здесь живём. Фраза, известная с 2001 года «Нам здесь жить!», становится сегодня очевидной для всё большего числа жителей края. Люди приезжают и спрашивают: «Как власть может нам помочь с пожарами?». То, что люди пришли и озвучили эту проблему – для меня положительный сигнал.

Ведь что такое гражданское общество? Это проявление озабоченности не только тем, капает ли мне за шиворот с крыши моего дома, насколько благополучно устроен мой двор, но мне еще не безразлична сопка, которая горит в двух-трёх километрах от дома.


– И как реагирует власть?

– В этом вопросе проблем пока больше, чем решений. Как с точки зрения состояния лесоохраны, так и с точки зрения финансирования и администрирования этих вопросов. Последние три года мы переживали природные катаклизмы с последствиями. Как депутат я понимаю серьезность этих всех проблем.

То финансирование и те ресурсы, которые они имеют, сегодня не отвечают потребностям.

Другой момент: есть целый ряд районов, в частности, районы моего избирательного круга, где по лесоустройству и нормативным документам лесного фонда нет. И эти районы обречены. То, что мы называем «термальной точкой» – природным пожаром – там есть, а вот лесоохрана к ним не придёт, потому что по документам нет леса. По документам есть древесно-кустарниковая растительность, но не лес.

Что касается наводнений, то здесь иная ситуация. Эта история слишком забюрократизирована в вопросах недропользования, водопользования, то есть, условно говоря, зайти в речку и сделать расчистку русла нельзя.

Это не зависит от понимания вопроса или воли главы муниципального образования. Это сложная история с федеральными структурами. У главы нет полномочий. Мы тратим колоссальные средства на берегоукрепление, не имея возможности просто углубить реку, убрать все «образования», которые намываются, сужают русло, где-то создают подпор реки.

Многие населённые пункты в ходе прошедших тайфунов пострадали зачастую именно потому, что создаётся напор воды в реках. А почистить их мы не можем. К примеру, тот же пескогравий, который добывается при расчистке русел, – это достаточно ликвидный продукт. Для строительства, для дорожного содержания. Это то, что можно использовать.

Но в части защиты населённых пунктов работа в муниципалитетах идёт. В частности, Октябрьский район на условиях софинансирования получает средства на проведение проектно-изыскательских работ для последующего обновления сети водоотводных сооружений. Уже какое-то движение пошло. Мы понимаем, что сами работы будут стоить еще больше, на это необходимы средства. И регион самостоятельно эту задачу не решит, в любом случае нужно подключать и федеральное финансирование.


– Сергей Алексеевич, а что с дорогами?

– Тут тоже ситуация сложная. Об этом говорят и кадровые решения, которые случились в дорожном департаменте и главном краевом учреждении «Примавтодор». Очевидно, что власть, губернатор, хотят проблему решать. Я сам, когда был с врио губернатора в Хорольском районе с рабочей поездкой, видел, как Андрей Владимирович Тарасенко неформально и заинтересованно оценивал состояние дорог. В течение дня мы объехали практически весь район.

Что касается строительства, вложения денежных средств, то на сегодня общий объем на год – более 10 миллиардов рублей. Это по краю.

Другое дело, что вот уже сегодня полугодие практически завершилось, но объём освоения финансовых средств незначительный. Я бы понимал, если мы не делаем, потому что нет денег. Но деньги есть. Когда мы не делаем, потому что у нас где-то происходит какая-то нестыковка в администрировании процессов – это категорически неправильно.

Если говорить о территории нашего округа, то и для Пограничного, и для Октябрьского района проблема номер один – восемь пресловутых километров краевой трассы «Уссурийск–Пограничный», входящих в международный транспортный коридор «Приморье-1». Тот транспортный коридор, который соединяет три российско-китайских погранперехода. По которому ездят наши потенциальные инвесторы и видят, что стройка замерла и находится в таком печальном состоянии.

Это ни в коей мере не красит нас. Я, конечно, меньше переживаю за наших китайских партнеров, но у нас половина Октябрьского района, половина Пограничного района ездит на работу в тот же Уссурийск каждый день. И люди, может быть, ещё и терпели бы, если бы они видели, что идёт работа, а когда вот работа занимает столько лет…


– А в 2017-м году там велись работы?

– Нет, вот я и говорю, что работа не ведётся! В этом году на этот участок заложено краевое финансирование в объеме 200 миллионов рублей. Должны быть разыграны конкурсные процедуры и с июня месяца, по крайней мере, так мне говорил уже бывший руководитель департамента, должно было начаться продолжение строительных работ (по имеющейся информации, сроки начала работ вновь сдвигаются. – Ред.).

Общий же объём финансирования на этот объект, который требуется для завершения, – почти 1 миллиард. Повторюсь, люди с пониманием бы отнеслись, если бы видели, что работы продолжаются. К сожалению, у нас масса примеров, когда мы начинаем, но не доделываем.


– Какие механизмы есть у депутата, чтобы решать подобные вопросы?

– Мы можем влиять на включение наших территорий в краевые госпрограммы. По этой линии мы похлопотали и защитили, что наши территории попадают в распределение денежных средств, достаточно большая доля которых тратится на поддержание дорожных сетей.

Есть мероприятия вне вопросов дорожной системы. В прошлом году в Ханкайский район мы привлекли порядка 7 миллионов краевых средств на условиях софинансирования. Средства пошли на объекты образовательной сферы, в Новокачалинской школе полностью заменили окна, сделали кровлю.

В этом году мы тоже направляем приличные средства на дорожную сеть, объекты образования и культуры. Стараюсь, помогаю главам, чтобы они включались в процесс участия в различных краевых программах.

Есть программа «Чистая вода». Сегодня Пограничный, Хорольский районы в ней участвуют. Ханкайский заявился. Есть сложности в Октябрьском районе по софинансированию, но, думаю, они будут продолжать двигаться, и я со своей стороны буду помогать. Программа хорошая. Правда, на весь край её годовое финансирование составляет 200 миллионов рублей. Хотелось бы больше. Мы обсуждали эту историю с департаментом, вице-губернатором. Сегодняшнее финансирование не отвечает потребностям. В этой программе по текущему году участвует 19 муниципалитетов, 6 из них заявились на проектирование.

Но завтра они получат готовые проекты, им уже будут нужны деньги для реализации проектов, в противном случае просто потратили деньги на то, чтобы красивые папки с проектами стояли в пыльном шкафу в кабинете главы.

Но если цена проекта сегодня составляет 3-7 миллионов рублей, то реализация этих проектов – 150-200 миллионов и более.

У Пограничного района, который участвует в программе, цена вопроса – 40 миллионов рублей на этот год. А у нас годовое финансирование всей программы 200 миллионов. Один Пограничный район в текущем году осваивает пятую часть годового финансирования.

Глава региона неоднократно констатировал, что есть возможности привлечения федеральных средств. Но проблема в том, что нет проектно-сметной документации, используя которую можно было бы привлечь средства. А ей взяться неоткуда, потому что у муниципалитетов нет денег на неё.

Край понимает, что расходные обязательства у муниципалитетов выросли, но финансовые возможности не позволяют помочь всем во всём. И мы помогаем местным бюджетам точечно, исходя из доходной части каждого муниципалитета.


– Какие еще вопросы у вас на контроле?

– Сегодня большая финансовая нагрузка, которая появилась в связи с повышением МРОТ, легла на муниципалитеты. Плюс еще новый закон об образовании в Приморском крае. Да, он навёл порядок в том, кого мы считаем непосредственно работниками, занятыми в педагогическом образовании. Но есть вопросы по нагрузке на местные бюджеты. Договорились с коллегами-депутатами, что промониторим изменение финансовых обязательств.

Есть очень много вопросов, которые задают люди при встрече. У нас по библиотекарям вопрос, у нас нет единообразия по медицинским работникам, занятым в образовательном процессе.


– Сергей Алексеевич, в двух из четырёх районов вашего избирательного округа осенью обновятся составы дум. Как-то следите за этим процессом, какие ожидания?

– Вы знаете, что мы с моим коллегой, депутатом Госдумы Сергеем Сопчуком используем в своей работе принцип вертикали законодательной власти – от федерального до муниципального уровня на территории всего округа. Вместе встречаемся с депутатами, совместно решаем вопросы конкретных территорий, распределяем между собой – что-то я на краевом уровне решаю, где-то нужно подключиться нашему федеральному депутату. Такой формат подтвердил свою эффективность. И, конечно, с этой точки зрения, мы внимательно следим за ходом избирательной кампании в Хорольском и Пограничном районе еще с этапа праймериз «Единой России». Важно, чтобы депутатами стали люди с неформальным подходом к обязанностям. Те кандидаты, которые идут в представительный орган не для галочки, а для командной работы в интересах избирателей и территории.

Комментариев - 0
Просмотров - 193

Включена модерация

Добавление комментария:

 Добавляя комментарий, вы принимаете правила сайта

 Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев пользователей

Введите цифры с картинки:

antibot

Яндекс.Метрика
      Рейтинг@Mail.ru